Юрий Энтин: «Детская песня умерла в середине 80-х» 

Юрий Энтин: «Детская песня умерла в середине 80-х»
Фото: Нижегородская правда
: «Детская песня умерла в середине 80-х»Песни Юрия Энтина из «Бременских музкантов», «Приключений Электроника», «31 июля» и множества других фильмов и мультиков распевает уже не одно поколение зрителей.
Как появились на свет легендарные хиты? За что многие из них пытались запретить? И почему сегодня практически нет новых детских песен?
Обо всём этом мы и поговорили в канун 85-летнего юбилея с самим Юрием Энтиным.
Нам любые дороги дороги
— Чтобы написать песню, которая понравится ребёнку, нужно быть с ним на одной волне. Как вам удаётся создавать песни, которые уже несколько поколений подряд поют и петь будут?
— Я этого не знаю. Вообще детские песни я начал писать в какой-то степени случайно. Я был секретарём комсомольской организации. Мне позвонили из политехнического музея, сказали, что у них будет сниматься сцена творческого вечера для фильма «Застава Ильича» , и попросили привести 100 комсомольцев.
Выступали Евтушенко, Ахмадулина, и прочие молодые поэты. Я на всех них написал пародии. И когда сидящим в зале предложили самим выйти на сцену, я поднял руку и первым вышел. Прочитал эти пародии. Они имели ошеломительный успех. Все хохотали, аплодировали. Вознесенсий подарил мне книгу Пастернака, которая и сейчас у меня перед глазами. Он подписал: «Юре за его героическое нападение на меня». Евтушенко подарил мне арбуз.
А один зритель подошел ко мне, взял за руку и сказал, что хочет привести к своему другу, с которым учился в химическом техникуме. У него началась аллергия, и ему пришлось уйти и поступить в консерваторию. Зовут его , и он ищет поэта, с которым мог бы вместе работать.
Он привёл меня домой к Геннадию Гладкову, с которым мы молниеносно подружились и, в конце концов, написали «Бременских музыкантов».
Ещё он познакомил меня со своим близким другом . С ним вдвоём мы придумали сюжет «Бременских», а стихи написал я один.
— Успех «Бременских музыкантов» для вас был неожиданностью или вы понимали, что врываетесь в историю?
— Когда я прочитал сказку , ничего из неё не понял. И лишь смутно понимал, каким образом можно переделать это произведение. Но у Василия Ливанова уже вышло несколько сборников сказок и опыта было больше.
Я сам тогда работал на студии «Мелодия». Мне позвонил Геннадий Гладков и по телефону пропел песню «Ничего на свете лучше нету». После этих строк во мне что-то перевернулось. Я взял бумагу и написал заявление об уходе. С той поры я работаю поэтом.
Так и началась моя карьера. Тут же я написал песню «Антошка». Её сразу приняли в «Союзмультфильм» и сделали мульт­фильм в тележурнал . Мы с Шаинским написали для неё заставочную песню «Карусель, карусель начинает разбег, прокатись на нашей карусели».
И получилось так, что каждая моя следующая песня становилась популярной. Потом была «Чунга-чанга». Меня пригласили неожиданно на киностудию Горького и предложили написать за три дня — потому что заболела  — песню к кинофильму .
Следующая песня была «Вернись, лесной олень» — тоже для киностудии Горького. То есть у меня как-то нечаянно стали получаться песни.
Когда я их сочинял, я совершенно не думал о детях и не писал специально для них. Я просто писал сценарий и мысленно представлял съёмки, кино, действие. Вот для этого действия я и писал песни.
Когда я прочитал сценарий «Достояние республики», он мне очень понравился, и я написал песню специально для .
А когда предложил написать песню для Водяного в мульт­фильм , он попросил, чтобы я сам придумал ему характер. Я залез в ванну, положил рядом бумагу и карандаш. И через 10 минут написал текст.
Взмывая выше елей
— Вы как-то сказали, что вас критиковали практически за все песни. В моей голове это просто не укладывается — что крамольного можно было найти в ваших песнях?
— Была советская власть, а они в любой песне видели подвох. Всегда. Например, моя первая сочинённая песня не выходила на пластинке «Бременские музыканты», она девять месяцев была под запретом, потому что там были слова «Нам дворцов заманчивые своды не заменят никогда свободы». Мне сказали, чтобы я их заменил, как и слова «Величество должны мы уберечь от всяческих ему ненужных встреч».
В 1985 году в издательстве «Советский композитор» должен был выйти мой первый песенник. И песню «Шпаги звон, как звон бокала», с которой он начинался, выбросили и запретили, как пропаганду алкоголизма среди детей.
Из-за запрета на ещё одну песню пришлось даже изменить обложку. Книга называлась «А мне летать охота». Но песню Водяного, в которой и есть эти строчки, выбросили за диссидентство: «Эх, жизнь моя, жестянка! А ну её в болото. Живу я, как поганка, а мне летать охота». Я говорю — так ведь это поёт Водяной, и она уже популярна. Но мне ответили: петь пусть поют, а напечатать такие строки мы не можем.
«Чунгу-чангу» обвиняли в непатриотизме и воспевании чужой страны.
— В последние десятилетия не появилось практически ни одной популярной детской песни. С чем, на ваш взгляд, это связано?
— Детская песня умерла в 1984 году. Больше в стране не прозвучало ни одной детской песни.
Произошло это в перестройку и, на мой взгляд, связано с тем, что сменилась национальная идея.
Сначала национальной идеей был коммунизм — мы не будем жить в это время, но будут жить наши дети. Поэтому для детей создаются киностудия Горького, детские хоровые коллективы, театры юного зрителя. Издаётся приказ, что в каждом театре должны быть два спектакля детских. Создаётся первый в мире детский оперный театр и т.д.
Всё это ликвидировано с начала перестройки. А в 91-м году после 21 августа сменилась национальная идея.
Национальной идеей стали деньги. Они всё решали и решают до сих пор. А дети в это совершенно не вписались и не вписываются. Поэтому всё, что было для детей, постепенно уничтожалось.
Были очень хорошие детские передачи. Одну из них даже я как-то вёл. Но они были уничтожены, потому что  по предложению президента приняла закон, чтобы в детских передачах не было рекламы. С того момента со всех каналов исчезли детские программы.
Прекрасное далёко
— Бытует мнение, что вы практически не стареете, потому что сами в душе ребёнок. За счёт чего вы это своё душевное состояние сохраняете?
— Это надо у жены спросить. Это она считает, что я большой ребёнок. Мне так не кажется.
С одной стороны, я довольно политизированный человек. С другой стороны, стараюсь во всё это не лезть. Потому что так получилось, что я нечаянно создал большое количество шлягеров, которые знает каждый человек, и таким образом я несу какую-то ответственность перед людьми.
С тех пор как умерла детская песня, я писал в стол. И сейчас вышел мой трёхтомник. Первый том — популярные песни для детей, второй — неизвестные песни для детей и третий — «101 новая песня для детей».
Неизвестные песни — те, которые я писал к спектаклям, а они не выходили, их практически никто не знал, а 101 новая написаны с композитором Давидом Тухмановым. Мы с ним написали 118 произведений, в том числе и несколько больших фильмов, две пьесы, одна из которых поставлена в провинции, а первая была в театре и шла там.
Таким образом получилось, что у меня огромный багаж написан. Мне 21 августа исполняется 85 лет. С этого момента я решил новых песен не писать. И только показывать то, что уже написано. С 21 августа каждый день в течение года до 21 августа 2021 года я буду выставлять написанные песни, и каждый месяц будет премьера спектакля. Их у меня 12. В эфир будем выходить и я, и мои друзья.
У меня началась новая деятельность и новая жизнь. О чём я вам и сообщаю.
Видео дня. Как блокбастеры выглядят без спецэффектов
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео