Ещё
Покемон. Детектив Пикачу
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Джон Уик 3
Боевик, Триллер
Купить билет
Мстители: Финал
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Дом, который построил Джек
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
Отпетые мошенницы
Комедия
Купить билет
Аладдин
Приключение, Комедия, Семейный
Купить билет
Зелёная книга
Биография, Комедия
Купить билет
Большое путешествие
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Гори, гори ясно
Фантастика, Ужасы, Драма
Купить билет
В метре друг от друга
Мелодрама
Купить билет
Миллиард
Боевик, Приключение, Комедия
Купить билет
Игрища престолов
Комедия
Купить билет
Маугли дикой планеты
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Миа и белый лев
Приключение, Семейный
Купить билет
Пылающий
Детектив, Драма
Купить билет
Братство
Триллер, Военный
Купить билет
Щенячий патруль и Нелла, отважная принцесса
Мультфильм, Приключение
Купить билет
Отель Мумбаи: Противостояние
Исторический, Триллер, Драма
Купить билет
Красивый, плохой, злой
Биография, Драма, Криминальный
Купить билет
Игры разумов
Биография, Детектив, Драма
Купить билет

Всех устроит рептилоид 

Фото: Промо к сериалу «А теперь - апокалипсис»
В сети целиком можно посмотреть сериал «А теперь — апокалипсис», самый дерзкий телепроект сезона и одновременно камбэк Грегга Араки, одного из моднейших режиссеров 1990-х, и сейчас продолжающего воспевать беспорядочные связи, легкие наркотики и непреодолимое ощущение надвигающегося конца времен. «Лента.ру» рассказывает о сериале.
Лос-Анджелес, наши дни. Улисс (Эван Джогиа) в городе уже полгода — и уже успел убедиться в абсурдности своих провинциальных планов на актерскую карьеру. Так что пока его сосед и лучший друг Форд (Бо Мирчофф) еще лелеет мечты о голливудской славе (то есть допиливает чудовищный сценарий о зомби-лесбиянках и боевых роботах), сам Улисс прожигает время, скуривая несусветные объемы марихуаны, катаясь по округе на велосипеде и, прежде всего, знакомясь с парнями в интернете в надежде обрести не только горячий гомосексуальный секс — сценой которого «А теперь — апокалипсис» беззастенчиво и открывается — но и подлинный романтический коннект. А вот ночи Улисса складываются ужаснее его дней: раз за разом ему снится один и тот же сон, в котором он становится свидетелем страданий некого несчастного бомжа — того жестко насилует огромный рептилоид.
«Завязывай с травой, братишка», — выслушивая жалобы парня на навязчивые видения, умозаключает его ближайшая товарка Карли (Келли Берглунд), девушка не только без конспирологических иллюзий, но и без комплексов: на жизнь она зарабатывает, раздеваясь перед онанистами в вебкам-чатах. Побочками от марихуаны и извращенцами, земными и инопланетными, впрочем, угрозы, возникающие перед молодыми, красивыми и нищими в Голливуде, не ограничиваются. Например, Форд, натурал до мозга костей, не замечает, как его под предлогом поддержки молодых талантов пытается взять в оборот голливудская гей-мафия: его наивная красивая голова слишком погружена в страдания по собственной девушке Северине (Роксана Мескида) — француженка-астробиолог слишком много времени уделяет секретной работе на правительство и романтике предпочитает эксперименты с оргиями. Та же Карли все никак не найдет точек эмоционального соприкосновения со своим бойфрендом, актером-нарциссом Джетро (Десмонд Чайм) — пока случай (и оказавшаяся под рукой теннисная ракетка) не введут в их любовную рутину БДСМ. А самого Улисса безбожно динамит парень по имени Гэбриел — и это при том, что их единственное свидание закончилось оргазмами, от мощи которых видоизменилась ткань Вселенной.
Секс (в самых разнообразных конфигурациях), рекордное на беглый подсчет количество кадров, посвященных затяжкам из вапорайзера с THC, лукавая, карикатурная до обессмысливания (только посмотрите на этого пришельца-насильника) фантастика, снова секс (но уже отягощенный «чувствами», о которых здесь говорят демонстративно и издевательски много) — даже на фоне всего остального современного, всеядного телевидения «А теперь — апокалипсис» выглядит зрелищем дерзким, даже борзым. В работах творца этого «Апокалипсиса» Грегга Араки все это, впрочем, было нормой еще в девяностых — постоянного зрителя Араки форма и содержание сериала если и удивят, то своей неизменностью: четверть века спустя как режиссерский стиль, так и волнующие его темы не претерпели абсолютно никаких изменений.
Нет, в самом деле: центральная коллизия «Апокалипсиса», в которой нагнетание личной жизни героев рифмуется со сгущением апокалиптических красок (то есть, в сущности, мелодрама понимается как фильм-катастрофа — вот даже и свой Годзилла имеется, с фаллосом наперевес), мгновенно напоминает о фирменной работе Араки, триптиху, провозглашенному им «Трилогией подросткового апокалипсиса» («Полный П», «Поколение игры Doom» и «Нигде»). Вот даже и в роли страдальца-бомжа, чья разорванная задница служит здесь провозвестником грядущего конца света, выступает некогда актер-талисман Араки и постоянный протагонист трилогии Джеймс Дювал. И даже тот комическо-гидропонический штурм, которому здесь подвергается традиционный поток повествования, Араки уже грандиозно осуществлял в своем лучшем фильме — образцовой травяной комедии «Хохотушка» с Анной Фэрис. И тут стоит сказать главное — несмотря на эту демонстративную консервацию авторского подхода в собственном соку «Апокалипсис» вовсе не выглядит самоповтором.
Парадокс в том, что на пике своей модности (а калифорнийский японец всегда был режиссером не столько влиятельным или популярным — а именно что модным, особенно в гей-тусовке; он, к слову, получил первую в истории Каннского фестиваля квир-пальму) гротескный, игривый и озабоченный стиль Араки никогда не смотрелся так своевременно, как это получается в «Апокалипсисе». Его герои в девяностых и начале нулевых были фриками, аутсайдерами, беглецами, удирающими от самого феномена нормы — и находящими в ответ только до боли, до экзистенциального разочарования смехотворные насилие и армагеддон. Его кино даже в лучшие (после вышедшей 15 лет назад «Загадочной кожи» настали худшие — Араки растерял интерес публики) годы выглядело так или иначе дикостью. Полный п*****, судя по всему, уготован и типичным для режиссера, пусть и уже вышедшим из подросткового возраста персонажам «А теперь — апокалипсис», но изменился их собственный статус. Именно они и именно их бравурный, гиперсексуализированный лайфстайл стали новой нормой — и ничего, похоже, страшного не произошло, как, впрочем, не вымерли и рептилоиды. Удивительнее, что вслед за этим резко прибавил в уместности, меткости, концентрации духа времени и стиль самого Араки, от его любования гранями внешнего и внутреннего фейка до орущей о победе этой искусственности перегруженной палитры кадра. Значит ли все это, что теперь и правда апокалипсис? Как посмотреть — ведь зная Араки, даже светопреставление у него скорее всего обернется, в худшем случае, межгалактической оргией.
Сериал «А теперь — апокалипсис» выходит в США на канале Starz с 10 марта
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео