Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

«Мы, женщины, друг друга не любим»: как юмористки с ТНТ обещали говорить о проблемах женщин, но занялись их травлей

Шоу «Женский стендап» запустилось весной 2020 года. Авторы идеи обещали, что в нем не будет запретных тем, а женщины с разными взглядами смогут выражать их на большую аудиторию. Надежды на новый формат возлагали и многие зрители: они ожидали, что шоу покажет, что женский юмор — это не только архаичные шутки про домохозяек, несообразительных блондинок и мужские измены. Однако спустя чуть более года они подтвердили: харизматичные и умные артистки, вопреки ожиданиям, продолжают множить стереотипы о женщинах. Корреспондентка «Ленты.ру» просмотрела множество выпусков юмористического шоу, разобралась в том, справедливы ли отзывы зрителей и зрительниц, и в том, какие ценности шоу предлагает зрителям
«Мы, женщины, друг друга не любим»
Фото: Lenta.ruLenta.ru

«Мужской стендап выглядит уныло»

«Женский стендап» должен был стать принципиально новым форматом для ТНТ — телеканала, на котором доминирует мужской юмор. Например, во флагманском юмористическом проекте канала Comedy Club всего одна резидентка — Марина Кравец, причем в шоу постоянно делается акцент на то, что единственная женщина в проекте. Роли Кравец достаются приблизительно одинаковые: недалекая девушка, ищущая «спонсора»; проститутка; обманутая жена, терпящая измены и алкоголизм супруга. Образы женщин в монологах резидентов Comedy Club также стереотипны: комики высмеивают «пустых и глупых» красоток, умных карьеристок, которые, по их мнению, забыли о своем «месте». В их шутках женщины эмоциональны, истеричны и эгоистичны. Им неведомы логика и критическое мышление. В более позднем проекте ТНТ Stand Up долгое время тоже была только одна женщина — Юлия Ахмедова. Несмотря на то, что позднее к шоу присоединились другие девушки, процент их выступлений был крайне низким: как правило, в часовом выпуске был лишь один «женский» монолог.
@yakhmedova
Недавно закрывшийся проект Comedy Woman с полностью женским составом участниц неоднократно подвергался критике за стереотипные и женоненавистнические шутки. На протяжении долгих лет в нем обыгрывали одни и те же образы. Среди них — обманутая, глупая, ревнивая или эгоистичная жена, хитрая любовница, повернутая на шопинге девушка, ссорящиеся подружки. Большинство сюжетных ходов шоу было построено на конфликтах и соперничестве между резидентками. Другие известные проекты ТНТ, такие как «Холостяк» и «Дом 2», демонстрировали в основном соперничество женщин ради отношений и их мнимую несостоятельность вне пары.
«Женский стендап» позиционировался как откровение, «срыв покровов для тех, кто считает женский юмор милым и безопасным», — так сообщается в анонсе. Однако для кого он на деле оказался опасным? В 2020 году в интервью Ирине Шихман креативный продюсер проекта Зоя Яровицына утверждала, что в российском обществе наконец созрел запрос на то, чтобы слышать женский голос — именно им, по словам Яровицыной, и стал проект. После первых выпусков зрители подмечали: «После Comedy Woman был стереотип, что бабы с основном порют в стендапе *** (чушь), данный выпуск поменял мнение, спасибо, годно»; «Мужской стендап выглядит уныло по сравнению с девочками».
Действительно, на заре проекта артистки часто высмеивали то, что будто не замечали авторы Comedy Club: самодовольных мужчин и излишне самокритичных женщин, неравноправие в семьях, стереотипы о возрасте и внешнем виде и многое другое. Яровицына поднимала в своих монологах некоторые значимые проблемы: например, говорила о том, что определение «женский» стало синонимом «плохого», или о том, что женские заслуги на фоне мужских часто обесцениваются. Ей вторила ведущая проекта Ирина Мягкова: она с гордостью отмечала, что резидентки поднимают важные для женщин темы, которые табуированы в обществе.
Однако уже тогда не все резидентки разделяли подобные взгляды коллег на юмор: на вопросы об отличиях женского стендапа от мужского они отвечали, что различий никаких нет, кроме того, кто выступает с монологом. Вероятно, именно это мнение вскоре разделил и Comedy Club Production, занимающийся подготовкой выпусков передачи.

Недружба

Несмотря на то что многие монологи, действительно, казались злободневными и ироничными, избежать претензий из-за клише «Женскому стендапу» не удалось. Еще в конце 2020 года в своем интервью Ирина Шихман раскритиковала и , и Яровицыну за то, что обе они используют в монологах стереотипы о женщинах. «Если кто-то захочет — пошутит. Никто не хочет. Есть темы, которые нас волнуют, и мы про них шутим. Значит, мы такие ограниченные люди...» — говорила в ответ на это Мягкова.
«У нас первая задача — что должно быть смешно. Поэтому когда мне там какие-то говорят претензии, что вы поддерживаете патриархат, вы не продвигаете феминизм, — так, а где мы сказали, что мы будем его продвигать? Мы делали юмористическое шоу, мы его сделали»,
— Зоя Яровицына в интервью каналу «А поговорить?»
Однако дело оказалось не только в стереотипах. В некоторых монологах юмористки опровергают собственные убеждения. Так, Ирина Мягкова во многих выступлениях подчеркивала, что не переживает из-за своего возраста, но затем внезапно стала активно использовать эту тему для шуток над другими женщинами. Парадоксальным образом в ее монологах соседствуют несопоставимые вещи, а их тематика и посыл могут быть кардинально разными. «Я понимаю, в чем мамина претензия. Просто то, что для мамы "счастлива" — это немножко другое. Для нее "счастлива" в 37 лет — это когда у тебя уже семья, муж, трое детей Ну вот это все, из-за чего женщина очень круто разбирается в вине в коробках», — иронизирует она в выступлении «Возраст — не приговор». Следом она поднимает на смех слатшейминг, то есть критику сексуально раскрепощенных женщин, и рассказывает, как 19-летний парень однажды написал ей в соцсети: «Все шутки про секс, ты — шлюха!» «Ну, во-первых, вы», — парирует Мягкова.
При этом в сети широко известен ее монолог под названием «О кризисе среднего возраста, тупых девушках и женской дружбе». В нем стереотипы и жестокие шутки витиевато переплетаются с их оправданиями. Всем, кто всерьез воспринимает ее «шутки», будто бы попросту не хватает здравого смысла, полагает она. «Залезу на шест и как с высоты шлюшьего полета как все осознаю! Вы знаете, что больше всего меня в этом бесит? Почему нам всегда прилетает от баб? От своих же, прикиньте?» — завершает она монолог, странным образом сводя вместе тему поддержки с критикой женщин, которые занимаются танцами на пилоне. «Мать, а ты не поздно решила ворваться в карьеру стриптизерши? Ну просто ей 37 лет, представляете 37-летнюю стриптизершу, которая после каждого трюка на шесте говорит "хоба-на"? Они называют это хобби», — рассказывает Мягкова под гомерический хохот зала, нанося те самые удары, которым она удивится в финале монолога.
Также она утверждает, что мужской кризис среднего возраста с мотоциклами и тусовками намного интереснее и ярче, чем женский с «кружками по интересам», и предполагает, что хотела бы себе именно первый сценарий. В итоге Мягкова приходит к выводу: «Мы, женщины, друг друга не любим». Будто в доказательство собственных слов комикесса ставит диагноз любым дружеским отношениям между женщинами — мол, дружить женщины могут только вдвоем против третьей, иначе никак. Кстати, во многих монологах резиденток женщины называются «бабами» — по поводу и без, вне зависимости от эмоциональной окраски.

Нелюбовь

То же относится к стереотипам, касающимся отношений и брака. И если Мягкова оправдывает знакомого, орущего на избранницу из-за ее «тупости» (не смогла отгадать слово «демократия» при игре в Alias), то Зоя Яровицына рисует «киношную» ссору: «После ссоры женщина сидит, прикладывает пельмени к лицу и говорит своей дочке: "Ничего, ничего, сейчас папа в тюрьму сядет, и жизнь наладится"». При этом именно этими словами она пытается развенчать миф о примирении с помощью секса. «Может, мы как-то не так ругаемся, но у меня после ссоры вообще не то настроение. Да и у мужа тоже: там если у него встанет, то это чтобы меня ударить», — заключает она, утверждая, что качество интимной жизни в браке таково, что секс может лишь ухудшить ситуацию.
@zoya_zoo
При этом, согласно монологам Яровицыной, жить в браке намного лучше, чем без него. Стадия первых свиданий и влюбленности в нового партнера в ее выступлениях рисуется кошмарной: «Вот это дурацкое время, когда тебе нужно делать вид, что ты идеальная. Краситься каждый день, писать на беззвучном режиме, думать, как бы ему намекнуть, что ты в постели огонь, но не шлюха». Несмотря на то что комикесса нередко говорит об ошибочности стереотипов, в этом выступлении необходимость «казаться» подается для женщин как аксиома. Правда, в других монологах Яровицына иронизирует и над этим: «Мужчины часто требуют от женщин невозможного — например, они практически все хотят, чтобы девушка в сексе была раскованной, умелой, все знала, но чтобы до него у нее было мало парней. В идеале — один. Видимо, тренер, только он ее готовил не к Олимпиаде, а к Сергею. И не сам типа, а чисто на тренажерах».
Однако вопросы внешности и того, что женщинам необходимо казаться идеальными, остаются открытыми: резидентки «Женского стендапа» нередко говорят о заниженных требованиях к представителям мужского пола и завышенным в отношении женщин, но, в основном, в контексте неизменной данности. Яровицына, по ее собственным словам, вышла замуж, потому что сорвала джекпот — в ее муже воплотились сразу два положительных качества: «веселый и моется». Мягкова же, в оправдание своей нынешней смелости и откровенности, приводит раннее замужество и неопытность до развода.
Парадоксальные высказывания, в которых юмористки пытаются то подкрепить, то опровергнуть стереотипы, иногда соседствуют не только в разных монологах, но даже внутри одной фразы. «Смотрите, я не феминистка, но я считаю, что женщинам приходится намного сложнее, потому что к нам предъявляется больше требований», — предупреждает Яровицына. С одной стороны, она признает то, что неравноправие существует, с другой — открещивается от принадлежности к тем, кто декларирует борьбу с ним.

Нелогичность

Заявленная главными авторами шоу позиция — шутить лишь про то, что волнует женщин, казалась вполне логичной. «Женский стендап» на то и женский. Да и идея продемонстрировать, что женские шутки — не про кошечек и бантики, тоже вполне жизнеспособна. Но в какой-то момент эта последовательность рассыпалась.
Логика проектов Comedy Club Production оказалась универсальна: если в привычном Comedy Club есть только одна девушка, то в проекте, в названии которого указано, что он «женский», появился мужчина. При этом ввели его не в качестве конферанса (как Дмитрия Хрусталева и приглашенных в эпизоды актеров в Comedy Woman), а как полноценного артиста «Женского стендапа». Так в проекте появился комик и открытый гей Павел Залуцкий.
@pashazalutski
В интервью Ирине Шихман Мягкова и Яровицына назвали его «фишкой» и заявили, что он был привлечен «для разнообразия». На упреки в том, что таким образом они лишь подкрепили стереотипы, они ответили туманно, сообщив, что у них нет никакой глобальной цели. Однако почти сразу назвали понятной причину, по которой в шоу пригласили Залуцкого: «Знаешь, есть такая легкая ассоциация с обычной жизнью — всегда в компании девочек есть гей. Подружки и гей!» Сам Залуцкий начал свой первый монолог тоже в русле клише: предположив, что зрители в зале будут недоумевать, что делает мужчина в «Женском стендапе», он ответил, что он открытый гей. Остается только предполагать, смогли ли зрители увидеть в этом логику.
Монологи единственного резидента посвящены стереотипам о геях: о внешнем виде, о бессмысленной ненависти, о беспочвенных опасениях людей. Резидентки тоже нередко ориентируются на клише о представителях ЛГБТ-сообщества: так, Зоя Яровицына постоянно иронизирует над тем, что ее принимают за лесбиянку лишь из-за короткой стрижки, сообщая, что она выглядит как «единогласно избранный лидер» лесбиянок. То же касается сатиры над непониманием природы бисексуальности — по ее словам, назвавшись бисексуалкой, девушка может моментально найти себе партнера для секса, так как большинство попросту не понимают значения этого слова.

Неравноправие

Однако если женщины в монологах резиденток постоянно балансируют между сложностью собственной жизни и попытками хоть как-то существовать в ней по собственным правилам, то у мужчин никакого выбора нет вовсе: в монологах все они самоуверенные, самовлюбленные, неверные и недалекие. Мужчинам в мире «Женского стендапа» живется легко и просто: их во всем поддерживают друзья и родители, общество всегда занимает их сторону и прощает абсолютно все — от глупых и хулиганских поступков, до постоянных измен. А если мужчина не изменяет, то это скорее его недостаток: значит, никто из подруг даже не думает позариться на такого.
— Весь выпуск высматривала в зале ... Была почти все время очень грустная и редко смеялась. Очень надеюсь, что у нее все в порядке.
— Не боись, у нее все супер, она просто была сконцентрированная на поиске мужика,
— комментарии под первым выпуском 3 сезона «Женского стендапа»
Когда авторы «Женского стендапа» впервые объявили о том, что в третьем сезоне проекта появятся новые резидентки, многие зрители возлагали на них большие надежды. В комментариях к первому выпуску сезона они заявляли, что юмор фрешменок более интеллектуальный, чем прежний. Но нашлись и ценители классики, которые воспринимали монологи резиденток исключительно через призму стереотипов:
Хотя проект и рассказывает о современных молодых женщинах, которые пытаются реализовать себя, он будто загоняет их в рамки. Героини монологов — это женщины, которые получили право работать и реализовывать себя, но они все равно должны обслуживать в быту всю семью — резидентки признают, что это несправедливо и глупо, но подают как неизбежную данность. Женщины вправе жить так, как они хотят, и быть собой, но мужчины все равно будут играть в их жизни ведущую роль (одна из юмористок даже утверждает, что ей нужен муж, который будет ее «осаживать»). Женщины могут жить, как хотят, и спать, с кем хотят, но осуждения общества им не избежать. Осмеянию в «Женском стендапе» может подвергаться любой личный выбор.
«Они все стали уже прям прогибаться под московский ритм. Недавно с девчонками виделись, и одна пришла в каких-то огромных шароварах, какой-то здоровой рубахе, стоит в углу, пьет воду и говорит: "Я сошла с ума. Мне жопа. Я хожу в странных тряпках и питаюсь травой". Ну, это мы так услышали. Потому что она говорила что-то про чакры, про гармонию, вот это вот все говно для людей, которые раз в жизни съездили на Бали», — говорит комикесса.
После этого пассажа юмористка утверждает, что не осуждает подругу, потому что она, вероятно, наконец-то решилась быть собой. Затем сразу же следует замечание о том, что в столичном обществе много своеобразных людей и что такая ирония — это нормальная реакция на странности. Выходит, что все-таки ярлыка странности не избежать, даже если тебя не осуждают. Нервные срывы с обилием слез названы в монологах Щербаковой «баба размораживается», а средство борьбы с ними всего одно — сильный мужчина рядом. «Это опасный момент для женщины, поэтому рядом с ней обязательно должен быть кто-то, кто сдержит взрыв. Желательно мужчина», — утверждает Щербакова, замечая, что правильно в этой ситуации утешать женщину фразой «отставить истерику». При этом она вновь напоминает о возрасте: по ее словам, пока еще можно сдерживать свои эмоции, потому что позднее, когда у нее появятся дети, это станет невозможным (почему — не уточняется). Достается и любвеобильным парочкам, которые проявляют эмоции прилюдно.
Не везет и азиатам: им достается даже в монологах Сауле Юсуповой, которая часто иронизирует над своей монголоидной внешностью. По словам Юсуповой, быть кавказкой девушкой намного лучше — ведь все знают, что за нее всегда заступятся братья, а вот братья-азиаты никого не пугают. «Даже если они приедут, что они сделают? Развезут всех по домам?» — вопрошает она, уточняя, что ей неприятно, когда в ней видят в первую очередь не девушку, а казашку. Она обвиняет парня, пригласившего ее на свидание на ипподром, в расизме, однако сама постоянно обыгрывает в шутках грубые стереотипы, которые можно было бы встретить в выступлениях резидентов Comedy Club, «Что было дальше» или «Прожарки» — например, пристрастие к наркотическим веществам.
«Женский стендап» действительно «упакован» таким образом, что создает впечатление абсолютно профеминистского проекта. На сцене, как отмечают ведущие, — «только женщины» (и Павел Залуцкий), и говорят они «только правду». В перебивках звучат фрагменты песни солиста группы «Каста» Шыма — «Песни про месть», где повествуется о жизни лирического героя, мечтающего взять реванш у мужчины, разрушившего жизнь его семьи и сведшего его мать в могилу. Но при этом резидентки постоянно напоминают о стереотипах в отношении женщин и, пытаясь выборочно высмеять некоторые из них, неизменно поддерживают другие. Роль женщины в их монологах неизменно патриархальна. Сами авторы и сценаристы всячески напоминают, что они не планировали как-то менять сложившуюся в мире ситуацию и не имеют глобальных целей, а лишь делают сатиру. Еще в 2020 году в интервью «Ленте.ру» Зоя Яровицына безапелляционно заявила, что феминизма в России нет. Разделяют ли другие резидентки этот взгляд, неизвестно, однако содержание многих монологов мало соответствует тому, что авторы обещали в анонсе передачи. В «Женском стендапе» российским женщинам как будто сообщают: да, тебе тяжело, и нам тоже. Давай с этим выживать, ну и пошутим немного.